10.12.2018

Авторам
Зарегистрироваться

«Сумасшедшая ночь», или «Как мы загремели в больницу в самый разгар матча «Севилья-Спартак».

Posted On Суббота, 04 ноября 2017 11:37 Автор

Расскажу вам, что случилось с нами на днях в Севилье. Это всех касается, так или иначе, поскольку никто из нас ни от чего не застрахован, и потому всякому может потребоваться медицинское вмешательство «вне дома». Ладно, когда ты сам «попал», что называется, но когда дело касается твоего ребёнка, реально может снести баню от страха.

В общем, томить вас не буду, обо всё по порядку.

У Вики наступили долгожданные школьные каникулы, целая свободная неделя впереди. Оставаться на побережье не захотелось, поэтому коллективно решили отправиться в Севилью.  Она, кстати, находится сравнительно недалеко от нашего дома - всего-то в 200 км.

Сняли просторные апартаменты с тремя спальнями в самом сердце города – на улице Сан Грегорио. С крыши, которая является частью квартиры, был виден главный собор Севильи (я о нём тут недавно восторженно рассказывала на своей страничке в Facebook и Инстаграм), да и все прочие местные достопримечательности заодно. Первые два дня из четырёх запланированных мы увлечённо бегали по городу, любуясь садами Алькасара, дворцами и роскошные памятниками старины.

 На третий день захотелось оставить детишек дома с няней, бросить там же все умные путеводители, и пойти побродить вдвоём с мужем – по маленьким уютным барам в еврейском квартале Санта Крус, по милейшим улочкам, некоторые из которых шириной не больше метра – от стены до стены, по вечерней Площади Испании, где уже собрались танцоры фламенко, чтобы подарить прохожим свой зажигательный танец.

Как же хороши оказались искристая севильская сангрия и незатейливые, но очень душевные тапасы! Хотелось болтаться по городу до утра…

Кстати, в одном из ресторанов официант робко поинтересовался у нас, не являемся ли мы фанатами «Спартака», приехавшими в Севилью болеть за соотечественников. Таким образом мы, собственно, и узнали, о матче «Севилья-Спартак». Стало понятно, наконец, откуда в центре города вдруг появилось столько русских. В основном это были звонко матерящиеся молодые парни с лёгким налётом тайны в глазах. Сейчас, заинтересовавшись вопросом, я уже прочла некоторые факты о данном мероприятии, но тогда всё это было нам неизвестно.

В общем, по всем признакам, это был совершенно обычный севильский вечер, - мирный и тёплый. И не верьте тем, кто пишет у себя в блогах, что здесь зверствовала полиция, заметая всех подряд с проверкой документов, и тому подобное. Ничего такого здесь не происходило, поверьте.

Впрочем, я отвлеклась от основной темы.

 В общем, мы вернулись домой не ночью, а вечером. Лерка, младшая дочка, которой сейчас год и девять, как раз готовилась ко сну после ванны, и капризничала.

 Настроенные несколько легкомысленно после такой приятной романтической прогулки, мы, тем не менее, сразу заметили, что дитёныш какой-то беспокойный, плаксивый. Скоро стали проявляться новые признаки нездоровья – по мере того, как её плач набирал мощность, возникли проблемы с дыханием. Нам нужно было резко прийти в себя – ребёнку становилось реально плохо. Вскоре Леркино состояние передалось мне – у меня с ней сильная связь.  Я начала задыхаться. Муж дал ей антигистаминный препарат, сочтя, что такая реакция могла быть простой аллергией на вчерашнюю коняшку, возившую нас по центру Севильи. Она была запряжена в красивую карету, и девчонки, ясное дело, очень просились покататься, а мы не смогли им отказать. В общем, прошло некоторое время, а ребёнку становилось всё хуже. Я начала тихо сходить с ума. См. комментарий

 Расслабленный сангрией, не готовый к такому роду штурму, мозг стал медленно и неохотно ворочаться в черепной коробке, поскольку нужно было что-то делать. Муж пытался успокоить ребёнка, укачивая её на плече. Было очевидно, что ей необходимо было успокоиться, чтобы начать снова свободно дышать, но она заходилась в плаче.

Открыв на телефоне приложение «карты», я стала вводить дрожащими пальцами слово hospital. Вывалился список из нескольких больниц поблизости. Осталось узнать, есть ли у них детское отделение, и можно ли вызывать врача на дом.

Набрав первый из телефонов, я пришла к неприятному выводу: местные сотрудники медицинской сферы по-английски не говорят. Совсем. Там, на побережье, откуда мы приехали, много англоязычных клиник, и даже русскоязычные имеются..  А вот тут, не разобравшись, с перепугу, я смогла найти лишь местные клиники.

Весь ужас заключался в том, что с испанским у меня слабовато пока – я занимаюсь им не больше месяца. Разве этого достаточно, чтобы выяснить все вопросы по телефону с персоналом больницы? Оказалось, перепуганная мать, у которой пульс 500 ударов в секунду, и не такое умеет. В общем: я вступила с ними в переговоры на ломаной смеси испанского, русского и английского. В первой больнице (надо отдать им всем должное, никто не повесил трубку, никто не высказал своего недовольства), мне сказали, что они лечат лишь взрослых, да и скорой у них нет. На вопрос, нельзя ли вызывать врача, ответили, что у них врачи не выезжают. Я стала набирать новый телефонный номер. Если кому-то вдруг пригодится, заведение называется Virgen del Rocio Hospital. Снова использую ту же пару ломаных испанских слов, что успела выучить, и кое-как объясняю, что у моего ребёнка проблемы с дыханием, и нужен срочно врач. Врача требую, держа в голове схему российского здравоохранения. У нас можно вызвать неотложку к ребёнку, причём как платно, так и бесплатно, по полису, и однозначно приедет доктор. У него с собой есть очень много препаратов для оказания первой помощи, он же решает, стоит ли ребёнка забирать в больницу, или можно справиться самим. В этом российская система здравоохранения мне очень импонирует, конечно…

Здесь, а конкретно, в Севилье, всё иначе. Они предлагают вам два варианта на выбор: либо приезжает неотложка и ребёнка забирают в больницу, либо в больницу ребёнка везёте вы сами. Поскольку я надеялась на то, что приедет врач (см.выше), то я продиктовала адрес, и неотложка всё таки приехала, за что я им была благодарна, поскольку наша машина находилась на стоянке довольно далеко от апартаментов, плюс мы были не слишком в состоянии садиться за руль. Санитары оказались очень доброжелательными, успокаивали и подбадривали, видя, что меня трясёт от ужаса. Один из них даже немного говорил по-английски. Они сказали, что один из родителей может поехать в карете скорой помощи с ребёнком. Муж жёстко заявил, что поедет он. Вдвоём было нельзя – машины у них маленькие, там помещаются лишь носилки для больного и одно пассажирское место. В каком-то диком шоке я смотрела, как мою дочурку забирают на скорой. Затем опомнилась, и впихнула мужу в карман сотовый. Машина с воем унеслась прочь.

Я осталась одна на узкой севильской улице, которая в этот поздний час была абсолютно пустынна. Поднесла близко к глазам телефон, не понимая, что делать дальше. Ни разу ещё мой младший ребёнок никуда не ездил без меня, ни разу ещё я не отпускала её так далеко от себя…

Наконец, когда глаза начали различать символы, начертанные на экране, я снова вошла в карты, и ввела запрос «Такси». Набрала первый попавшийся номер. Диспетчер, разумеется, по-английски тоже не говорил. И, если в случае с врачами, я, будучи в состоянии адреналинового шока, каким-то образом вытащила наружу все свои нехитрые запасы испанского, то на таксистах я сломалась. Назвала адрес дома, где жила, и адрес госпиталя, куда только что увезли дочку. Диспетчеру этого оказалась мало, он начал что-то долго и нудно спрашивать. Я положила трубку и поднялась наверх в квартиру. Быстро, в каком-то забытьи, собрала рюкзак – положила туда страховки, паспорта, деньги. Убедилась, что старшая дочь спит, и пулей выскочила на лестничную клетку.

Такси нашлось возле знаменитого севильского отеля «Альфонсо 13». Мы вначале хотели остановиться в нём, несмотря на дороговизну. Хотелось узнать Севилью с самой роскошной стороны. Однако, у них там не было больших номеров, и мы сняли эти апартаменты совсем рядом, на соседней улице.

Ехала я до госпиталя недолго – минут десять. Вбежала в приёмный пункт и не сразу поняла, что среди пациентов, прибывших на срочный приём, нет детей. Я немного пометалась среди удивлённо уставившихся на меня людей, потом нашла медсестру, которая проходила мимо, и стала спрашивать, где найти моего ребёнка и мужа. Дама пояснила, что это – взрослое отделение, а мне надо в детскую неотложку. Я на ходу бросила «грасиас» и вылетела из корпуса. Детское отделение находилось совершенно в другом крыле здания. Сначала я снова ошиблась, и влетела в крыло для рожениц. Там было тихо и пустынно. Сердце ёкнуло… Ведь единственный веский и приятный повод попасть в больницу, по-моему, это роды. Никто не болеет, а даже наоборот…

Наконец, я нашла детский корпус. Я ворвалась в большой холл, где сидело множество родителей с детьми. У всех в глазах- паника. Теперь я знаю, каково это - посреди позднего безмятежного вечера понять, что у твоего ребёнка что-то настолько не в порядке, что его надо везти в больницу.

Из кабинета в глубине коридора меня окликнул супруг. Лерку, к счастью, уже осматривал молодой красивый доктор.  Он очень спокойно объяснил, что ничего, угрожающего жизни, у дочери нет, и дал номер очереди. Теперь следовало ждать, пока вызовут, чтобы определить конкретную причину недомогания. Как только вышли из кабинета и сели в коридоре, Лерку начало рвать. Прямо фонтаном. Никто из персонала или из ожидавших в очереди не выказал раздражения или недовольства.  Сначала кто-то из врачей принес пелёнку и постелил её на пол, чтобы закрыть всю «красоту», а потом пришла уборщица, и спокойно всё убрала.

Лерке по-прежнему было плоховато. Похоже, поднималась температура. Я снова начала метаться. Подскочила к администратору, и стала требовать контакты платной клиники, в которой «могут принять сразу, без очереди». Дама была удивлена – здесь никто так не делает, все привыкли сидеть и дисциплинированно ждать. Она посоветовала позвонить в страховую и выяснить этот вопрос там.

Только я отошла от неё и начала терзать свой мобильный, набирая номер, как в приёмную ворвалась группа людей во главе с мужчиной, который нёс на руках мальчишку. Я не успела оценить его состояние – компания быстро растворилась в коридоре, но мать ребёнка, бежавшая за ними, так рыдала и выла, что народу вокруг поплохело. Что-то явно произошло. В воздухе повисло ощущение чего- то страшного, неумолимого.

Я подумала о тех, кто каждый день работает в таком аду – куча людей с проблемами той или иной степени тяжести, человеческие трагедии, несчастные случаи. Это бы мой первый раз в неотложке, и я поняла, как дорого обходится врачам и медсёстрам их призвание.

И ещё им такие как я в придачу- любители получить всё и сразу. В общем, решила я дождаться приёма врача. Благо, не так долго ждали –не больше часа.

Наградой за ожидание стало то, что врач нам достался очаровательный – молодая девушка, приветливая испанка, прекрасно говорящая по-английски. Она послушала Лерку, мигом разубедила нас в относительно астмы, и поставили другой диагноз – ларингит. Объяснила, что дитёныш наш словил вирус, который очень распространён в регионе. У них, сказала она, с этими же симптомами каждый второй малыш поступает. В процедурном кабинете Лерке надели маску, и сделали ингаляцию.  Она не сопротивлялась – ей было так плохо, что она согласилась бы на всё, лишь наступило облегчение. Даже мальчишка её возраста,  оравший как резаный, проходя, параллельно с нами, подобную процедуру, её никак не смутил.

В общем, нас очень благожелательно опросили относительно Леры, чтобы создать мед карту, назначили нам необходимые лекарства, и отпустили домой. С плеч словно гора свалилась – я так боялась, что оставят в больнице…

Оставалось лишь доехать до квартиры, где мы жили. Честно говоря, это оказалось задачей не из лёгких. Сейчас поймёте, почему.

Мы вышли на улицу с Леркой на руках. Она была обмотана моим джемпером, поскольку её одежда была в негодном состоянии. Всё это время я щеголяла по больнице в джинсах и одном нижнем белье. Народ великодушно делал вид, что ничего не замечает. Все понимали, почему я такая «нарядная».

На стоянке такси не обнаружилось – было три часа ночи. Я подошла к охраннику, стоявшему на улице. Он болтал с каким-то парнем на мопеде – вероятно, своим приятелем. Я попросила охранника вызвать такси с моего телефона, поскольку, как вы понимаете, я в спокойном состоянии по-испански почти не говорю. Охранник перепоручил мою просьбу своему собеседнику. Тот абсолютно без всякого недовольства взялся за дело.

Первый номер такси не отвечал. Второй – тоже. Я начала нервничать. Ночь хоть и была тёплой, но ребёнок всё же должен попасть в кровать, а не оставаться ночевать на улице. Третья фирма согласилась послать такси. Обещали, что через пять минут машина будет. Я поблагодарила парней и пошла к мужу с ребёнком, которые устроились на каменной скамеечке в глубине больничного двора. Парень на мотике забеспокоился, что такси нас не увидит и проедет мимо, и встал рядом, чтобы контролировать въезд. Такси не приехало ни через пять, ни через десять, ни через пятнадцать минут. Я спросила парня, можно ли здесь остановить машину как в Москве, прямо на дороге. Он отрицательно замотал головой – ни в коем случае, мол. Попадёте так, что мало не покажется. Да и улица была пустынна – ночь…

Мы стали набирать новые номера такси. Кто-то не отвечал, кто-то объяснял, что из-за матча свободных машин нет – все заняты тем, что развозят болельщиков. Парень на мотике (кстати, зря не спросила, как его зовут) добродушно меня подколол – мол, ваших, русских возят, по кабакам. Заметьте, всё это время мы с ним болтали на испанском. Без перерыва практически. Ему со мной было интересно, он расспрашивал меня про Россию.

 В итоге, минут через пятьдесят, такси всё-таки объявилось. Когда я, прощаясь, попыталась дать парню на мопеде деньги, в качестве благодарности за помощь – он, всё-таки, на меня час потратил, тот категорично покачал головой: мол, с ума сошла что ли? Руку протянул на прощание, но денег не взял. Вот такие они, испанцы.

Утром мы собрали вещи и уехали к себе. Севилья, всё-таки, каменный мешок, где дышать трудно. А Лерке нужен свежий влажный воздух.

Думаю, что на новую поездку теперь, после всего этого, отважимся нескоро.

Такая вот она, родительская доля…

 

 

 

Юлия Басова

Писатель, автор книжной серии «Ясные», колумнист, светская персона.

yuliabasova.ru

Популярные теги

#Белла Ахмадулина #поэты 20го века #поэтесса #советская поэзия #Наталья толстая #психолог #ценные советы #счастливая жизнь #красота #Прохор Шаляпин #Книги #Литература #творчество #Транссёрфинг реальности #Вадим Зеланд #Изотерика #денис драгунский #денискины рассказы #АСТ #рипол издательство #виктор драгунский #книги #литература #станислав говорухин #литературная конференция #начинающие писатели #молодые авторы #литература #Юлия Басова #ДК ЗИЛ #надя ручка #русские таланты #издаться за рубежом #сказки #рассказ #русский писатель #русская литература #творчество #французское кино #марийон котийяр #иллюзия любви #кино #юлия шилова #авантюрный детектив Алексей Федорченко Андрей Кончаловский Анна Козлова Виктория Черенцова Владимир Космачевский Владимир Машков Александра Галич Олег Табаков Владимир Хотиненко Владимир Этуш Детство Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Никита Михалков Интервью Книги Мария Кикоть Рассказ Роман Виктюк Театр Шоубизнес Экранизация Юлия Басова

Литературный огонёк - сайт для людей, влюблённых в искусство.

Подписка на публикации

Будьте в курсе последних публикаций на портале

Осталось нажать на кнопку